Меню Содержимое
LGN-303 arrow Главная

Работа голографического информационно-лазерного преобразователя


Для понимания принципов работы используемого нами голографического информационно-лазерного , преобразователя, фактически квантового биокомпьютера [26], наиболее полезны оказались работы классика динамической голографии Ю.Н. Денисюка [17]. Он разработал основы голографического отображения материальных структур, в том числе динамичных, движущихся в пространстве-времени (например, допплеровская голография). Это особенно важно для наших теоретических построений и реализации их в конкретных устройствах, поскольку организмы – это, с точки зрения голографии, нестационарные среды. Используя принципы Денисюка, как теоретическую базу, нам удалось экспериментально доказать применимость ее к функционированию биосистем. Это дало импульс для дальнейшего развития теории управления в биологических и физических объектах посредством использования пространственно-голографической трансляции модуляционной информации, осуществляемой несколькими способами в биологических и физических объектах [2-13, 21]. Суть этого явления основана на гипотезе о единстве волновых и материальных процессов, происходящих во всех замкнутых и открытых циклических системах [18]. Трансляция модуляционной информации от объекта-донора к объекту-реципиенту происходит посредством прямолинейно распространяющихся взаимно проникающих волн, несущих многоуровневую модуляционную информацию.

Одним из теоретических обоснований метода голографического биоуправления может служить физико-математическая модель, использованная нами для разработки способа формирования некогерентной поляризационно-динамической биологической голограммы с помощью оптических свойств клеточных ядер (хромосом) как шаровых линз (квази объективов), поляризационно-оптические составляющие в виде жидких кристаллов-холестериков ДНК.

Рассмотрим формализованное описание этого процесса, которое предложено для регистрации цветных голограмм без использования лазеров [22]. Отметим при этом, что хромосомы нельзя буквально рассматривать как лазеры. С лазерами их роднит только то, что они – источники когерентных излучений. Адаптируя формализм [22] к биологической системе, опишем протекающие внутриклеточные процессы. Вслед за этим приведем математическое обоснование работоспособности некогерентного поляризационно-голографического амплитудно-фазового квази объектива и, таким путем, выйдем на объяснение сути метода волнового управления в организмах, находящихся в «дальней зоне». Биосистема в определенном смысле является сложным ассоциатом оптически активных субстанций, поляризаторов, вращающих плоскость поляризации проходящих через них оптических излучений, и это хорошо известно [19,27]. Однако принципы биоголографического управления с использованием поляризации света ранее рассматривались только нами.

Для обоснований метода получения некогерентной поляризационно-динамической голограммы (в т.ч. биоголограммы), формируемой с помощью квази объектива, приведем из физико-математической модели [22] окончательную формулу распределения интенсивности света в плоскости регистрации голограммы.

 

Для сравнения покажем распределение интенсивности в обычной когерентной осевой голограмме точки донора, получаемой в результате интерференции объектной сферической и опорной плоской волн

 

где: - интенсивность света, рассеянного некоторой точкой, расположенной на зондируемом биологическом объекте-доноре; - передаточный коэффициент для интенсивности; - угол поворота поляризации света при прохождении нормально падающего луча через какой-либо оптически активный компонент организма. В качестве такого компонента для работы, например, в «ближней зоне», может выступать практически любой метаболит или субклеточная структура, включая ДНК [27]. - расстояние от точки биологического объекта-донора до плоскости регистрации голограммы-реципиента, а - расстояние от осевой линии, проходящей через центр регистратора голограммы до точки, в которую попадает луч, исходящий от точки биологического объекта-донора; , где - средняя длина волны транслирующего сигнала, исходящего от источника света, которым в данном случае будет клеточное ядро или их некоторая совокупность [28]. Для моделирования этого процесса in vitro мы используем специальный лазер [24,29]. Из формулы (3) видно, что внутри окружности радиуса будет расположено светлых (или темных) колец, определяемых по формуле

При этом импульсная характеристика (или голографическая функция размытия точки) имеет вид:

Голографическую передаточную функцию можно определить, исходя из Фурье-преобразования выражения (5). Полученная голограмма содержит полную объемную информацию о пространственных характеристиках голографируемого объекта или о пространственном распределении точек поверхности донора относительно плоскости регистрации голограммы реципиента.
Таким образом, сравнение решения нашей задачи аналогично традиционному. Вместе с тем видно, что вышеописанный метод принципиально отличается от известных интерференционных методов и дает неоспоримые преимущества.
Во-первых, наряду с лазерной монохроматичностью и когерентностью света клеточных ядер, как в ситуации эндогенных биоволновых процессов, так и при искусственной трансляции сигнала, используется дисперсионная вращательная способность оптически активной среды организма и пространственная локально-распределенная поляризационная фильтрация через квази объектив для работы в «дальней зоне». Этого вполне достаточно, чтобы в условиях динамичности донора как нестационарной среды, реципиент будет воспринимать волновой биосигнал-образ донора без искажений. Фундаментальное свойство клеточных структур биосистем быть оптически активными, т.е. поляризовать свет, вероятно, позволяет организмам пользоваться даже не когерентным светом для виброустойчивой регистрации и реконструкции собственных голограмм даже без лазерных источников света. Это происходит, когда биосистемы, например растения, используют для биоморфогенза естественное солнечное освещение по всему спектру от УФ- до ИК диапазона. Виброустойчивость определяется величиной поляризационно-оптической вращательной способности и, следовательно, толщиной слоя оптически активной среды ядер клеток для работы в «ближней зоне» и толщиной слоя оптически активной среды квазиобъектива для работы в «дальней зоне». Известно, что вращательная способность некоторых жидких кристаллов достигает 40000 град/мм, что при ее использовании в голографическом информационно-лазерном преобразователе, основной составляющей квантового биокомпьютера, вполне достаточно для широкого использования этого метода по линии поляризационно-голографической трансляции генетико-метаболической информации и голографического управления биосистемами.
С учетом предложенной математической модели, нами обоснована, упоминавшаяся выше, модель жидкокристаллического клеточного ядра (или континуума ядер) как биологического квази объектива. Она позволила создать первую биоголографическую установку, фактически квантово-аналоговый биокомпьютер, который выполняет следующие реальные функции волнового управления биосистемой-реципиентом:
1.Считывание с биосистемы/биоструктуры, являющейся донором, волнового эквивалента генетико-метаболической информации и/или триггерных волновых сигналов, которые включают соответствующие программы в биосистеме-реципиенте.
2.Передача с помощью специально разработанного и изготовленного квазиобъектива поляризационно-голографической динамической модуляционной информации от донора к реципиенту, находящемуся в «дальней зоне».
3.Адресное введение ее в биосистему-реципиент.
4.Стратегическое управление метаболизмом биосистемы-реципиента.
Эти четыре функции мы продемонстрировали в России (Москва) в 2000г., а затем в Канаде (Торонто) в 2002г. Эти работы мы вновь повторили в России в расширенном варианте (Н-Новгород) в 2007г. [24]. Вслед за этим мы обнаружены и другие биологические явления (см. ниже), связанные с применением технологий такого рода [29]. Это направление исследований, зародившееся в ИПУ РАН, не ограничивается практическим использованием только первой модели квантового биокомпьютера. На основе теории, данной нами ранее [3,4,7-13,25,29] и развитой в настоящей работе благодаря усилиям, главным образом, Г.Г.Тертышного, можно полагать, что будет создано обширное семейство квантовых биокомпьютеров, которые будут использовать весь диапазон когерентных зондирующих поляризованных излучений от УФ- до ИК-диапазонов.

Экспериментальные подтверждения предложенной теории на основании наших не опубликованных Торонтских экспериментов 2002г. Сравнение их с результатами Н-Новгородских работ 2007 г. [24, 29]

Торонтские эксперименты (полное описание методик в [24, 29])

На этих графиках представлены четыре серии экспериментов: четыре группы крыс больных диабетом (поджелудочная железа (ПЖ) деструктурирована инъекцией аллоксана) облучены модулированным широкополосным электромагнитным полем (мШЭИ), содержащим информацию, считанную со свежих препаратов ПЖ и селезенки новорожденной крысы той же линии. По оси Y – уровень сахара в крови, по оси X – дни с начала эксперимента. Стрелка в 1-й день – инъекция аллоксана (200мг/кг), 2-я стрелка – облучение мШЭИ. Сверху вниз (опыт): 1-я группа – облучение на расстоянии 1см лучом лазера и мШЭИ. 2-я группа – облучение мШЭИ на расстоянии около 3м. 3-я группа – облучение мШЭИ на расстоянии около 15км. 4-я группа – облучение мШЭИ на расстоянии около 15км. Видно, что на 9-й –12-й дни уровень сахара в крови животных практически приходит в норму. Все 4 группы выжили. В контроле (60 крыс), где отсутствовало облучение мШЭИ, 95% животных погибли на 4-е – 7-е сутки. Результаты подвергнуты статистическому анализу по критерию Стьюдента - разница в показателях уровня сахара в крови внутри групп. Она достоверна: p<000,1.

Мы полагали, что нормализация уровня сахара в крови в эксперименте свидетельствует о регенерации ПЖ. Чтобы окончательно проверить это, были поставлены несколько серий расширенных экспериментов [24,29]

Эксперименты [24]

Динамика изменения уровня глюкозы в крови и течение аллоксанового диабета у крыс. Животным введен аллоксан в дозе 200 мг/кг и произведено воздействие мШЭИ от ткани поджелудочной железы и селезёнки новорожденного крысенка. Воздействие осуществлялось в течение 4-х дней с экспозицией 30 минут. Расстояние от источника излучения до животных - 70 см. Режим воздействия мШЭИ: 10 минут с использованием ткани поджелудочной железы, 10 минут с использованием ткани селезёнки и 10 минут с использованием ткани поджелудочной железы. Исходный день соответствует дню введения аллоксана. Дни воздействия мШЭИ - 3, 4, 5 и 6 сутки с момента введения аллоксана. Исходный день соответствует дню введения аллоксана. Данный график не вошел в публикацию [24] вследствие ограничения по объему статьи, но результат был использован для выводов. Статистика аналогична Торонтским экспериментам. Можно видеть, что результат идентичен Торонтским экспериментам.

 

Влияние мШЭИ на летальность животных (%) при инъекции аллоксана (200мг/кг для 2-й группы крыс и 300мг/кг для 3-й группы; в группах по 10 крыс) для моделирования диабета. Контроль – животные без каких-либо экспериментальных воздействий. Разница показателей смертности между группами достоверна по критерию Стьюдента (p<0001). Видно, что смертность в контрольной группе резко нарастает и к 3-му дню составляет 70%. В 3-й же день 2-я и 3-я группы были облучены мШЭИ, модулированным свежими препаратами поджелудочной железы и селезенки новорожденных крысят той же линии. Видно, что смертность для 3-й группы была нулевой на 3-и – 5-е сутки. Только на 6-е – 7-е сутки она составила 20% и 30% на 40-е. Для 2-й группы также наблюдается резкое отличие от контроля со слабым нарастанием смертности на 7-е – 40-е сутки. Разница в темпах смертности между 2-й и 3-й группами объясняется тем, что расстояние между источником мШЭИ и крысами 3-й группы составляло 70 см, а между источником мШЭИ и крысами 2-й группы – около 20м. Кроме того, 2-я группа была экранирована от источника мШЭИ бетонными потолком и стенами.

Эксперименты [29]Суть экспериментов заключалась в том, что животных сначала облучали мШЭИ и только после этого вводили аллоксан с тем, чтобы проверить эффект предварительного облучения животных на развитие аллоксанового диабета. Использовали 4 группы по 20 животных в каждой. 1-я группа – контроль (никакого внешнего искусственного воздействия). 2-ю группу животных в момент воздействия располагали на расстоянии 20 м от источника мШЭИ в экранированном бетоном помещении. Аллоксановый сахарный диабет в этой группе вызывали через месяц после последнего воздействия мШЭИ. 3-ю и 4-ю группы животных располагали на расстоянии 70 см от источника мШЭИ. Аллоксановый сахарный диабет в этих группах вызывали через сутки после последнего воздействия мШЭИ. 4-я группа (плацебо) – подвергалась воздействию мШЭИ с зондированием пустых стекол (в опытах между стеклами помещали свежие препараты поджелудочной железы и селезенки новорожденных крысят той же линии). Исходный день – день введения аллоксана. Статистическая обработка результатов исследования проводилась с помощью статистических программных пакетов "Stastica 6.0”, MS-Exel” for Windows.
Группы Уровень глюкозы в крови в исследуемых группах, ммоль/л
Исходный день 2-е сутки 3-е сутки 4-е сутки
1-я группа (контроль), n=20 5,97±1,38 n=20 25,93±8,16** n=18 24,65±9,78** n=8 22,63±10,7** n=6
2-я группа (опыт), n=20 6,78±0,83 n=20 24,7±9,17*** n=20 18,99±8,0*** n=18 21,93±9,91*** n=18
3-я группа (опыт), n=20 5,23±0,69 n=20 8,00±6,32* n=20 6,44±4,39* n=20 4,88±2,90* n=20
4-я группа (плацебо), n=10 4,9±0,85 n=10 26,97±6,85**** n=8 _ ^ n=1 _ ^ n=1
Табл. Уровень глюкозы в крови у животных после введения аллоксана в дозе 200мг/кг массы тела. * - уровень глюкозы в крови у животных 3-ей группы на 2-е, 3-е и 4-е сутки моделирования аллоксанового диабета достоверно отличается (р<0.05) от уровня глюкозы в крови животных 1-ой и 2-ой групп на 2-е, 3-е и 4-е сутки, а так же достоверно отличается (р<0.05) от уровня глюкозы в крови у животных 4-ой группы на 2-е сутки; ** - уровень глюкозы в крови у животных 1-ой группы на 2-е, 3-е и 4-е сутки достоверно отличается ( p<0.05) от исходного значения;***- уровень глюкозы в крови у животных 2-ой группы на 2-е, 3-е и 4-е сутки достоверно отличается ( p<0.05) от исходного значения;****- уровень глюкозы в крови у животных 4-ой группы на 2-е сутки достоверно отличается ( p<0.05) от исходного значения;

^ - в 4-ой группе на 3-е и 4-е сутки наблюдения было одно выжившее животное;

Выживаемость животных (%) в исследуемых группах при моделировании аллоксанового диабета (другое представление результатов, приведенных в Таблице).

Влияние превентивного воздействия мШЭИ на течение аллоксанового диабета у крыс 3-ей группы. Животным введен аллоксан в дозе 200 мг/кг спустя сутки после превентивного воздействия мШЭИ. Воздействие проводили в течение 4-х дней по 30 минут ежедневно. Расстояние от источника излучения 70 см. Режим воздействия мШЭИ: 10 минут с использованием ткани поджелудочной железы, 10 минут с использованием ткани селезёнки и 10 минут с использованием ткани поджелудочной железы. Исходный день соответствует дню введения аллоксана. Видно, что аллоксан не оказывает патологического воздействия на метаболизм сахара у животных.

Структура ткани поджелудочной железы, островки Лангерганса: a - интактных крыс; b - 1-ой группы (контроль), после введения аллоксана в дозе 200 мг/кг; c – 2-ой группы на 8-е сутки с момента введения аллоксана в дозе 200 мг/кг. За месяц до моделирования аллоксанового диабета животные этой группы подвергались предварительному воздействию мШЭИ и находились на расстоянии 20 м от источника излучения в подвальном помещении лаборатории; d – 2-ой группы через 1,5 месяца после введения аллоксана в дозе 200 мг/кг. За месяц до моделирования аллоксанового диабета животные этой группы подвергались предварительному воздействию мШЭИ и находились на расстоянии 20 м от источника излучения в подвальном помещении лаборатории; e - 3-ей группы на 8-е сутки с момента введения аллоксана в дозе 200 мг/кг. За сутки до моделирования аллоксанового диабета животные этой группы подверглись предварительному воздействию мШЭИ на расстоянии 70 см от источника излучения; f- 3-ей группы через 1,5 месяца с момента введения аллоксана в дозе 200 мг/кг. Животные этой группы подверглись предварительному воздействию мШЭИ на расстоянии 70 см от источника излучения.Увеличение 1х400, Увеличение 1х100, окраска гематоксилином и эозиномПриведенные Таблица, графики и гистологический анализ отчетливо показывают, что превентивное воздействие мШЭИ, в отличие от контроля и плацебо, оказывают защитный эффект против действия аллоксана. Это может означать, что обнаружен феномен волнового иммунитета, что существенно дополняет информацию о способности мШЭИ вызывать регенерацию поджелудочной железы in situ.

ЛИТЕРАТУРА

1. Советский энциклопедический словарь. Изд. «Советская энциклопедия», М. 1980. С. 322.

2. Гаряев П.П., Тертышный Г.Г., Рослов В.Н. Способ анализа физических объектов и устройство для его осуществления Приоритет международной заявки. №99/01/Л от 06.01.1999.

3. Гаряев П.П., Тертышный Г.Г., Готовский Ю.В. Трансформация света в радиоволны. III международная конференция «Теоретические и клинические аспекты применения адаптивной резонансной и мультирезонансной терапии». ИМЕДИС. Москва. 1997, С. 303-313.

4. Гаряев П.П., Тертышный Г.Г., Лощилов В.И., Щеглов В.А., Готовский Ю.В. Явление перехода света в радиоволны применительно к биосистемам. Сб. научн. трудов «Актуальные проблемы создания биотехнических систем». Вып. 2. МГТУ им. Н.Э. Баумана. Академия Медико-Технических Наук РФ. Москва, 1997, С. 31-42..

5. Тертышный Г.Г. Методы и средства биофизического полевого управления в биологических системах. Сб. статей. Ладомир, М., 2005, С. 565-571.

6. Тертышный Г.Г., Гетманов В.Г., Жужжалов В.Е.. Диагностическая измерительная система. Патент №2228518 от 14.10.2002. 7. Gariaev P.P., Tertishniy G.G., Kampf U., Muchamedjarov F. Fractal structure in DNA code and human language-towards a semiotics of biogenic information (IASS/AIS) Dresden, October 3-6, 1999, Р.161.8. Gariaev P.P Tertishniy G.G., The quantum nonlocality of genomes as a main factor of the morphogenesis of biosystems. Potsdam, Germany, Мay 6-9, 1999, P. 37-39.9. Gariaev P.P., Tertishniy G.G., Birshtein B.I., Iarochenko A.M., Marcer P.J., Leonova K.A., Kaempf U. The DNA-Wave Biocomputation // Consciousness and physical reality, Vol. 2, No. 2, 2000, PР.26-33.

10. Гаряев П.П., Прангишвили И.В., Тертышный Г.Г.,. Мологин А.В., Леонова Е.А., Мулдашев Э.Р. Генетические структуры как источник и приемник голографической информации // Датчики и Системы, 2000, № 2, С. 2- 8.

11. Гаряев П.П., Прангишвили И.В., Тертышный Г.Г., Максименко В.В., Мологин А.В., Леонова Е.А, Мулдашев Э.Р. Спектроскопия радиоволновых излучений локализованных фотонов: выход на квантово-нелокальные биоинформационные процессы // Датчики и Системы, 2000, № 9, С. 2-13.

12. Гаряев П.П., Шабельников А.В. Тертышный Г.Г., Спектры человеческой речи и ДНК // Датчики и Системы, 2001, №12, С. 2-4.

13. Гаряев П.П., Прангишвили И.В., Тертышный Г.Г., Мологин А.В., Леонова Е.А., Мулдашев Э.Р. Трехмерная модель процессов эндогенного голографического управления развитием пространственной структуры биосистем // Датчики и Системы, 2001, №1, С. 3-8.

14 Бакланова Е.А., Ураев Д.В., Шмальгаузен В.И. Динамика поляризационной

голографической записи в пленках азосодержащих полимеров // Вестник Московского Университета, Серия 3, Физика. Астрономия, с.20-26 (2005).

15. Советский энциклопедический словарь. Советская энциклопедия, М. 1980. С. 442. 16. Method for guiding nerve cell growth with light could lead to treatment of spinal cord injuries. The University of Texas at Austin, UT Directory, UT Offices. News Home, November 25, 2002.

17. Денисюк Ю.Н. Об отображающих свойствах бегущих волн интенсивности при записи динамических объемных голограмм // ЖТФ, 1974, 44, №1, с. 131-136.

18. Прангишвили И.В. Системный подход и общесистемные закономерности», СИНТЕГ, М., 2000.

19. Stephen Ross, Richard Newton, Yu-Ming Zhou, Julian Haffegee, Mae-Wan Ho
Quantitative Image Analysis of Birefringent Biological Material.
Journal of Microscopy 187, p.62-67, 1997.

20. Будаговский А.В. Дистанционное межклеточное взаимодействие. НПЛЦ «ТЕХНИКА», М., 2004, С. 103.

21. Gariaev P.P., Tertyshnii G.G., Aksenov V.A., Leonova E.A., Fomchenkov S.V., The formalism of endogenous polarization/holographic managing processes in organisms. Consciousness and a physical reality, 9, number 4, С. 44-50, 2004, In Russian. 22. Александров С.А. Некогерентный метод получения голограмм. // Оптика и спектроскопия. 1998, Т.85, № 6, С. 1029-1032.23. Du Praw, E.J. DNA and Chromosomes (Holt, Rinehart & Winston, New York, 1970.

24. Гаряев П.П., Кокая А.А., Мухина И.В., Леонова-Гаряева Е.А., Кокая Н.Г., Влияние модулированного биоструктурами электромагнитного излучения на течение аллоксанового сахарного диабета у крыс. Бюллетень Экспериментальной Биологии и Медицины, №2, с.155-158 (2007).

25. Тертышный Г.Г., Гаряев П.П., Аксенов В.А., Леонова Е.А., Фомченков С.В., 2004, Формализм эндогенных поляризационно-голографических управляющих процессов в организмах. Журнал «Сознание и физическая реальность», т.9, №4, с.44-50. 26. Peter P. Gariaev, Boris I. Birshtein, Alexander M. Iarochenko, Peter J. Marcer, George G. Tertishny, Katherine A. Leonova, Uwe Kaempf ., 2001, The DNA-wave biocomputer. "CASYS” – International Journal of Computing Anticipatory Systems (ed. D.M.Dubois), Liege, Belgium, v.10, pp.290-310.27. Mae-Wan Ho., Dance of life, http://www.resurgence.org/resurgence/issues/ho216.htm28. Biophotonics and Coherent Systems. Proc., 2000, 2-nd A.Gurwitsch Conf. and Add. Contrib. Eds by L.Beloussov, F.A.Popp, V.Voeikov, R.van Wijk. Moscow State University Press. 29. Артюх В.Д., Гаряев П.П., Кокая А.А., Леонова-Гаряева Е.А., Мулдашев Э.Р., Мухина И.В., Смелов М.В., Товмаш А.В., Чалкин С.Ф., Шатров Я.К., Ягужинский Л.С., 2007, Эффект лазер индуцированной устойчивости животных к аллоксану.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001b/00161365.htm

30. Гаряев П.П., 1994, Волновой геном. М. Изд. Общественная польза. 279 с. 31. Гаряев П.П., Волновой генетический код., 1997, Моногр. М. Изд. Издатцентр. 108 c.

32. Pribram, K.H.. Nuwer. M.. & Baron, R. The holographic hypothesis of memory structure in brain function and perception. In: R.C. Atkmson, D.H. Krantz, R.C. Luce & P. Suppes (Eds) Contemporary Developments in Mathematical Psychology. San Francisco: W.H. Freeman & Co.. 1974. pp 416-467.

33. А.М. Агальцов, П.П. Гаряев, В.С. Горелик, И.А. Рахматуллаев, В.А. Щеглов, 1996, Двухфотонно-возбуждаемая люминесценция в генетических структурах. Квантовая электроника, v.23, N2, с.181-184. 34. Y. Kawabe, L. Wang, T. Nakamura, and N. Ogata Thin-film lasers based on dye-deoxyribonucleic acid-lipid complexes Applied Physics Letters -- August 19, 2002 -- Volume 81, Issue 8, pp. 1372-1374.

35. Гаряев П.П. Волновая генетика. http://www.wavegenetics.jino-net.ru/

36. Тертышный Г.Г., Кутьин М.В., Чмутин А.М., Фролов Ю.П. Лазерный виброизмерительный комплекс. М., Приборы и системы управления. М., 1993, №10, с.38-40.

37. Тертышный Г.Г., Ануашвили А.Н., Н. Кабир. Теоретические основы построения охранных устройств на основании фонового принципа. Доклады Юбилейной научно-технической конференции посвященной 25-летию ЦНИИРЭС, Сборник, часть 1-я, М.,1997, с.182-184.

38. Тертышный Г.Г., Гетманов В.Г., Кузнецов П.А. Применение аппроксимационных алгоритмов в лазерном компьютерном виброметре // Измерительная техника, 1997, № 7, С. 34-37.

39. Тертышный Г.Г., Гетманов В.Г., Кузнецов П.А. Лазерный компьютерный виброметр. Тр. Межд. семинара «Вибродиагностика в промышленности » НПО «Спектр», М., 1998, С. 237-243.

40. Тертышный Г.Г, Гетманов В.Г., Дятлов А.В., Жиров М.В.,. Применение локальных и слайновых аппроксимаций для оценивания нестационарных параметров опто-электронных сигналов. ж. Автоматика и Телемеханика, № 6, 2000, с. 29-35.

Георгий Георгиевич Тертышный – кандидат технических наук, старший научный сотрудник ИПУ РАН, Академик Международной Академии Энергетических Инверсий им. П.К.Ощепкова, Тел. 334-78-31сл., 466-33-89дом., E-mail: 4663389@mail.ruПетр Петрович Гаряев – доктор биологических наук, Академик РАЕН, Академик РАМТН, тел. 253-21-70,

E-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

 
« Пред.   След. »